БРЕДОСТРОИТЕЛЬСТВО

Реквием о стыде

Хочу с вами, братья-архитекторы, поговорить. На одном одесском примере.

Попался в сети материал известного издания о новом отеле в Одессе. Чудесное описание. Концепция, локация, ресторан, руфтоп-бар – все привлекает. Работали мастера своего дела. Улыбнули, правда, типы номеров: «Осип» (стандартний) и «Лиля» (люкс).  

Дальше будет невесело.

Зацепила фраза: «Брик» розташований у п’ятиповерховій будівлі-пам’ятці архітектури на провулку Маяковського, між вулицями Преображенською та Гаванною.»

Сначала зайдем в Google Street View. Вот он, памятник архитектуры по пер.Маяковского,7. Только где пять этажей?

Нет их. Есть два этажа исторического здания с мансардой лихих 90-х.

Сегодня это здание выглядит иначе. Владелец провел ремонт фасада. Вот даже информационная табличка имеется на строительном заборе:

Вроде все ОК, множество имен тех, кто занимается ремонтом фасада памятника архитектуры. От заказчика до проектировщика.

И вот наконец ремонт закончен, и в здании открывается новый модный отель:

Чудо! Пять этажей наконец-то видны! Только памятника архитектуры теперь не видно.

Это потому что памятник уничтожен. Чтобы не оставалось сомнений, вот еще фото ремонта фасада со стороны двора:

На фото слева все, что кирпичное – стены старого здания. На фото справа видно, что от них осталось.

И как вишенка на тортик, вот вам еще и пристройка к зданию на полтротуара. Ведь несложно в сторону пару шагов сделать?

Послушайте!
Ведь, если пристройку захреначат –
значит – это кому-нибудь нужно?
Значит – кто-то хочет, чтобы они были?
Значит – кто-то называет эти плевочки  жемчужиной?

(Почти Маяковский)

На самом деле ничего экстраординарного для сегодняшней Одессы не произошло. И этажность новая не запредельная. И фасад многим нравится. А то, что здания-памятника больше нет, ну так этого почти никто из одесситов и не заметил. Значит, и потеря невелика.

А то, что этого не заметили контролирующие органы, управления по охране памятников культурного наследия – у них наверняка есть куча бумаг, которыми можно прикрыться. Предписания, штрафы – и рассказы об отсутствии полномочий и несовершенном законодательстве.

Теперь памятник уничтожен. И есть закон, который предусматривает за это ответственность. Посмотрим, что сделают структуры, которые должны обеспечить выполнение закона.

Мой прогноз – ничего не будет. Максимум еще штраф выпишут, задним числом выведут здание из реестра памятников и все. Или расскажут, что на самом деле по этому адресу несколько зданий, и это – вообще не памятник было. Напутали, бывает.

А поговорить я хотел о том, что мне стыдно. Как архитектору.

Не поймите превратно, ни о каком морализаторстве речь идти не будет. У каждого из нас есть скелеты в шкафу разного размера. У меня тоже.

Конкретно здесь скелет у авторов очень фрагментарный. Ноунейм, который делал рабочку. Дизайнер, который делал фасад. Еще одно бюро вообще к реконструкции отношения не имело – просто сделало дизайн ресторана и руфтоп-бара. Заказчик, конечно, все прикрыл. Типа снял ответственность. Юридическую.

У каждого свои исходные. Кроме ноунейма – вроде как напрямую отношения к превращению здания-памятника в кирпич, то есть в «Брик», простите – никто и не имеет. Но по итогу становится соавтором.

И тут давайте поговорим об ответственности профессиональной.

Поковыряем вместе корочку на ссадине.

Есть вроде принципы профессии, о которых мы читаем и слышим с институтской скамьи. Этика-шметика. И в разговорах все дружно за эти принципы.

А есть жизнь. Рабочая рутина. Творческая, безусловно. С заказчиком, который платит. С контролем, который отсутствует. С законами, которые не соблюдаются. И с ответственностью, которую с нас этот заказчик снимает.

И по факту сегодня в Украине – это и есть принципы профессии. Реальные.

Именно поэтому нет у нас профессионального объединения. Каждый вроде сам по себе здравые мысли имеет, свое профессиональное мнение. Зачем спорить с кем-то, если все ок? Зачем защищать принципы, которые в реальной жизни они не работают? Если спросят – расскажем, что профессиональные объединения – дурная трата времени. Что в каждом конкретном проекте есть масса аргументов в пользу именно такого решения. Что жизнь продолжается, и нужно искать компромиссы.

Искать-то нужно, но если критерием будут только собственные рассуждения, то это не компромисс – это самообман.

 

Есть общество. Наше. Которое развивается, меняется. Где мы, архитекторы, работаем. Как и все остальные.

Есть писаные законы. Которые отражают сложившиеся общественные договоры. Убивать-нельзя. Воровать – нельзя. Памятники архитектуры уничтожать – нельзя. И мы, архитекторы, эти законы должны соблюдать. Как и все остальные.

Есть неписаные практики. Нарушил – отмажешься. Молчишь – живешь спокойно. Заказчик прикрывает – проектируй. Мы, архитекторы, им следуем. Как и все остальные.

Подходит так? Ну так давайте сами себе в этом признаемся. И, чтобы совесть не мучать, законы поменяем. Отменим этот институт памятников архитектуры. Признаем авторами проекта заказчика и подрядчика. Переведем официально профессию в категорию обслуживающего персонала.

И в профессиональных конкурсах введем номинации – «Лучшее градостроительное обслуживание», «Лучшее обслуживание в исторической застройке» и т.п.

Хоть честно будет.

Я, конечно, утрирую. Многие из нас действительно соблюдают и сохраняют профессиональные принципы.

Но результат группы засчитывается по самому медленному участнику.

Поэтому может все-таки стоит поработать над тем, чтобы этих участников ускорить? Или подумать над сокращением числа бегущих.

Но для этого, для начала, нужно определиться – а группа ли это?  Есть ли мы – архитекторы? Или есть я – архитектор, и остальные.

Вот ты, читатель – ответь сам себе на этот вопрос.  Только честно.

Please follow and like us:

Просмотров: 1374

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Post

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
EMAIL
Facebook
Facebook
YOUTUBE