РЕ ФОРУМ

Пластические формы в архитектуре Одессы

Лепной декор это та самая изюминка, которая делает типовую архитектуру индивидуальной. Верней это один из приёмов, при помощи которого можно из общего ряда похожих зданий вырвать произведение искусства.  Хотя зачастую и сам декор является типовым, клоном, репликой понравившейся лепки, скульптуры.

Украшать своё жильё люди стали, как только у них появилось это самое жильё.  Пещерный человек расписывал стены и развешивал над входом кости и рога животных. В эпоху неолита появились плетёные,  резные и терракотовые украшения. С совершенствованием орудий труда стали доступны и новые материалы как строительные, так и декоративные.

Типовое строительство появилось одновременно с  объединением людей в социум.  Фраза «хочу как у соседа»  была произнесена ещё неандертальцем.  А вождь и жрец решали, как правильно и как положено. Но, справедливости ради, необходимо отметить, что в те далёкие времена стиль диктовала не мода и свободное творчество, а окружающая среда, доступные строительные материалы и технологии. И, конечно, религия.  Вначале была необходимость, а уже после украшательство.  Так появилась стойка, необходимая для поддержания балки.  Простой ствол дерева эволюционировал в колонну, и далее в ордерные системы периода архаики, античности.  Изменялись конструктивные характеристики, и возникало желание совершенствовать эстетику этих сугубо инженерных элементов. К инженеру и каменщику присоединился скульптор, а над ними стал архитектор. (от др.-греч. αρχι- — главный, старший и др.-греч. τέκτων —  строитель) Так появились особенные оригинальные ордера.  При внешней красоте, совершенных пропорциях, которые были всецело ориентированы на человека, как на венец творения, каждый декоративный элемент, в то же самое время, продолжал выполнять и сугубо утилитарную функцию. Это был совершенный симбиоз искусства и инженерии, триумф архитектуры. При этом особенные ордера очень скоро стали типовыми и, пройдя сквозь века, являются самыми повторяющимися элементам архитектуры.

  Но даже украшенные резьбой, облицованные декоративными материалами эти элементы всё ещё продолжали выполнять конструктивную роль в архитектуре. Это продолжалось вплоть до периода романской архитектуры включительно. Эпоха, когда развитие строительных технологий дошло до такого уровня, при котором перестали рождаться новые элементы архитектуры. Далее было только усовершенствование с точки зрения инженерных решений и поиск идеальных образов с точки зрения дизайна. Пожалуй, последним проблемным местом в структуре здания оставались большие проёмы. Производство крупноразмерных стёкол очень сильно  отставало от потребностей архитектуры. И тогда решили эту задачу при помощи стёкол небольших размеров, соединённых свинцовыми шинками в один большой блок. Архитектору пришла в голову мысль сделать эти детали разноцветными, а позже и вырезать их разной формы. Так появились цветные витражи, сперва утилитарные, позже, – утилитарно-декоративные, а в конце просто декоративные. Фактически все элементы декора прошли подобный путь.

    Интересно проследить путь декоративного элемента на примере всё тех же древнегреческих ордеров. За известную нам историю человечества античная стилистика четыре  раза была на гребне волны популярности. Архитектура «эпохи героев» однажды достигнув апогея к V веку до н.э. возродилась в 15-16 веках Ренессансом, после вернулась с героями конца 18 – начала 19 веков, стилем Ампир, и, наконец, в середине 20 века в промежутках между радикальными поисками «новой архитектуры» мелькнула данью мудрости непоколебимой классики. Этот стиль был назван неоклассикой ( новой, но не забытой). И каждый раз эта архитектура держалась на трёх китах, обозначенных ещё великим Витрувием: firmitas (прочность), utilitas (польза), venustas (красота).  Прочность определялась исследованием места строительства, расчётом конструкции, качеством материалов и соблюдений технологий. Польза зависела от чёткого понимания потребностей общества в том или ином типе зданий и сооружений. А красота всецело  от соблюдения пропорций, как в объёмах, так и в декоре. Однажды отработав до совершенства архитектурные приёмы, базирующиеся на принципах Золотого сечения, числа которого присутствуют во всех проявлениях жизни в нашей вселенной, и, считая человека венцом творения, а архитектуру называя «третей кожей» древние зодчие нашли формулу идеальной архитектуры. Поэтому она оказалась столь живучей. И ничего если с каждым разом использование классических приёмов становится всё более декоративным. В этой архитектуре человеку комфортно жить.

    Таким образом, мы подобрались к основному предмету этой статьи. «Скороспелкой» называли Одессу в начале 19-го века. И действительно город стремительно развивался. Первоначально предначертанное назначение быть военной базой очень скоро потеряло свою актуальность. Военные действия были перенесены из этого региона, и из военного город становился торговым. Герои войны с турками, а позднее с французами находили здесь желанный мир и покой. Впрочем, герои  на войне они не могли оставаться в праздности и продолжали бурную деятельность на гражданском поприще. Так первыми руководителями города, инженерами, строителями были люди военные. Умелое управление, с небольшим перерывом в развитии, связанным с немилостями Павла I, вывело город  в ряд ведущих городов империи. Он был привлекательным для инвестиций, для эмигрантов всех сословий, для уроженцев соседних и дальних держав.

Александр Сергеевич Пушкин писал в 1824 году:

Я жил тогда в Одессе пыльной…
Там долго ясны небеса,
Там хлопотливо торг обильный
Свои подъемлет паруса;
Там все Европой дышит, веет,
Все блещет югом и пестреет
Разнообразностью живой.
Язык Италии златой
Звучит по улице веселой,
Где ходит гордый славянин,
Француз, испанец, армянин,
И грек, и молдаван тяжелый,
И сын египетской земли,
Корсар в отставке, Морали.

Одессе не нужны были века для того чтобы взрастить свою культуру. Культура города состоялась в одночасье из крутого замеса культур разных народов. Мультикультура стала особенностью «Южной Пальмиры». В городе были все условия для процветания искусств. Первым из которых была архитектура.  В начале строгая, ампирная и типовая, предписанная «высочайшим повелением», а дальше всё более свободная и индивидуальная. Однако при всех свободах чётко контролируемая законами города, как юридическими, так и культурно-моральными.

Так в раз принятую планировку, с  её особенностями и пропорциями вписывались здания эклектичной, индивидуальной архитектуры. Мультикультура породила свой стиль, со временем только обогащаемый новыми веяниями архитектурной моды и инженерных технологий. Типовой ампир жилых и общественных зданий в начале века девятнадцатого к его концу был на 70% замещён эклектикой и модерном доходных домов.  И, конечно, не маловажную роль в неповторимости и качестве южного стиля  сыграл декор этих зданий. Своим неповторимым великолепием, красотой пластики лепнина одесских зданий в первую очередь обязана, конечно, итальянским мастерам. Благодаря им мы сегодня любуемся прекрасными скульптурами, украшающими балконы, фасады, фронтоны.  Даже не профессионалам заметна разница в качестве скульптур кариатид Одессы и, например, Киева.  Чувственность и красота свойственна одесским кариатидам и атлантам. Непропорциональность и примитивизм отличает классическую скульптуру столицы. 

Одно из первых упоминаний об итальянских скульпторах в Одессе можно найти в архиве в Фонде Строительного комитета от 1820 года, из документа видно, что в 1805 году скульптор Карл Боргио обязался по контракту «сделать в католической церкви столбовые капители». Уже в первой половине позапрошлого века итальянские мастера по изготовлению памятников, каминов, парковых скульптур заняли в Одессе монопольное положение, которое сохраняли до конца столетия. Причисляя свой цех к «ремесленной аристократии», или к «художественной братии», они селились со своими «ателье» в центре города. Известны их многочисленные адреса на Дерибасовской, Преображенской, Софиевской и Итальянской улицах. До нас дошли фамилии – Вернетта, Менционе, Молинари, Натали, Тузири. Мастерская последнего из династии Вернетта, Сентилия Францевича находилась на французском бульваре под №40. Джустино Менциионе изготовлял по заказам статуи, бюсты, алтари, иконостасы, камины, фонтаны, целые часовни, надгробные памятники. Его мастерская располагалась на улице Болгарской, № 8. Что же касается других адресов по данной теме, то из семьи Натали, отец Вильгельм Осипович и сын Адольф содержали скульптурную мастерскую на Французском бульваре под № 5. Мастерская скульптора Марка Молинари находилась в Удельном переулке в доме №4 и напротив винных складов “Удельного ведомства” на Французском бульваре, Эрнста Боски – в Красном переулке №32, Ивана Паолини – на улице Градоначальницкой №7, мраморщика Павла Тузини – на Екатерининской № 30.

 

Интересна судьба одного из самых выдающихся скульпторов, творивших в нашем городе. Луиджи Иорини.  Скульптор, педагог. Уроженец Ломбардии.  Выпускник Миланской Академии художеств и ученик знаменитого скульптора Джорджио. Приехал в Одессу в 1869, когда ему было уже 53 года, по приглашению председателя (позже – вице-президента) Общества изящных искусств Ф.О. Моранди. Остался жить в Одессе, проживал по адресу ул. Преображенская, дом 12. Преподавал в Одесской рисовальной школе при Обществе изящных искусств (Школа чертежа и рисования при Обществе изящных искусств) в элементарном классе орнаментов и в классе лепки и скульптуры. В 1899 в актовом зале Одесской рисовальной школы пышно отмечалось тридцатилетие деятельности Иорини в Одессе. На здании Одесской городской думы (здание Старой биржи на Думской площади) слева и справа от колонн в нишах установлены скульптуры Меркурия и Цереры, выполненные Иорини. В музеях Одессы хранятся и другие работы скульптора, например: бюст Ф.О. Моранди, бюст Г. Маразли. На портрете Луиджи Иорини, хранящемся в одном из музеев Одессы, на сюртуке скульптора изображены награды: Св. Анны 3 степени, Св. Станислава 3 степени и офицерский крест Ордена Итальянской короны, перевернутый к зрителю обратной стороной (орлом, а не короной). В те времена скульпторы и архитекторы были очень уважаемыми людьми.

       Иорини скончался в Одессе. После его смерти один из его учеников, скульптор Борис Эдуардс, инициировал стипендию имени Луиджи Иорини, которая выплачивались талантливым ученикам школы до революции 1917 года. В 1930-е годы с подножия мраморного креста на могиле скульптора на Втором христианском кладбище вандалами был сбит барельеф, изображавший Иорини в окружении его учеников. Сейчас на этом месте установлена белая мраморная доска: профессор Шульгина Н.С. (6.02.1918-9.12.1990) – воспитанница внучки Луиджи Иорини.

Другой итальянец, называвший себя потомком Гарибальди, Марк Луиджи Молинари был автором скульптур одного из наиболее ярких образцов архитектуры в стиле эклектики в Одессе – здания гостиницы “Бристоль”.  Построено в 1899 году по проекту главного городского архитектора Александра Бернардацци.  И ещё один  шедевр Бернардацци новая биржа (ныне – филар­мония). Интерьеры и экстерьер здания были оформлены скульпторами-итальянцами М.Л. Молинари и М.Д. Менционе.

Многие авторские скульптуры тут же были скопированы и растиражированы. Часто это делали сами предприимчивые авторы, часто – ремесленники. Такова судьба и удивительной женской скульптуры на балконе отеля «Бристоль». Даже сегодня мы можем наблюдать ещё две копии прекрасной богини.

Вот ещё один бриллиант в короне Одессы: Театр оперы и балета, Городской театр, проект был выполнен венским архитектурным  бюро «Фельнер Ф. и Гельмер Г.»в 1880 г.; Надзор от проектного бюро в Одессе выполняли: Фрей Р., затем Цифферер Д. (Zifferer Donat). А надзор от города: Гонсиоровский Ф. В., Бернардацци А. И., Дмитренко Ю. М. Надо отметить, что архитектурное бюро «Фельнер Ф. и Гельмер Г.» предоставляло не только проекты,  в его состав входили и скульпторы, и декораторы.  Известны имена мастеров, которые выполняли скульптуры оперного театра от бюро: Этель Ф., Стрикциус Л., Фридль Ф. А монтажом и скульптурными работами непосредственно на строительной площадке занимались одесские скульпторы: Натали Ф. А., Молинари М. Л., 1884 — 1887 гг. К слову сказать: сегодня многие сетуют, что, дескать, оригинальная скульптура с оперного театра валяется и разрушается в сараях. Однако эта скульптура была изначально обречена. Дело в том, что австрийские мастера совершенно не учли особенности морского климата и в силу этого достаточно агрессивной окружающей среды, и использовали в своих скульптурах обычную железную арматуру. Коррозируя стальные прутья, увеличивались в диаметре и просто разрывали статуи из нутрии.  В архитектуре нет мелочей. Об этом следует не забывать и современным авторам и реставраторам. Тщательное соблюдение технологий – вот залог долговечности произведений искусства.

Но вернёмся к одесским скульпторам.  Здесь творили не только итальянцы. Ближе к концу века на творческом небосклоне засияли две звезды, представители еврейского народа.

Одесский Пассаж. Это один из первых в Российской империи торговых центров. Его задумал купец Моисей Менделевич. Он хотел удивить горожан и обойти своих конкурентов, поэтому денег на строительство не пожалел. Это здание с самым большим количеством скульптур и лепнины в городе. Главные из них  — фигура покровителя торговли Меркурия и две фигуры Фортуны. Автором проекта был архитектор Лев Влодек, скульптурные группы создавали Товий Фишель и Самуил Мильман. С.И.Мильман также создал скульптуры на «Большой Московской». А Товье-Герш Лейзерович Фишель был автором знаменитых Атлантов. Доходный дом Фальц-Фейна «с атлантами» (1900—1901, с Л.Влодеком и С. А. Ландесманом).

Много прекрасных архитекторов и скульпторов работало над созданием удивительного декора прекрасных одесских зданий. Они создавали модель, формовали, отливали, монтировали свои произведения. Будь-то простой кронштейн, сухарик (Денти́кул (от лат. denticulus — зубец), или «ордерные сухарики» — ряд небольших прямоугольных выступов, расположенных в виде орнамента на карнизе здания и выполняющих роль декора), или кариатида, всё это прошло через мысли и руки творца, художника, мастера. Но после того как декоративный элемент занял своё место на фасаде над ним стало работать время. А непогода, отсутствие ремонта или некачественный ремонт ускоряли его старение. И вот сегодня, к несчастью, произведения искусства превращаются в просто камни. Опасные, тяжелые камни. Опасные для жизни человека, для жизни горожанина. Первостепенная задача реставраторов демонтаж аварийных элементов. Необходимо помнить, что это может спасти жизнь. Под реставраторами я подразумеваю профессиональных скульпторов, технологов, строителей. Необходимо проводить тщательную исследовательскую работу. Как архивную, так и полевую. Фотофиксация, фотогеометрия, обмеры, очистка и формовка, консервация, идентификация, выводы о дальнейшем применении. При этом нельзя забывать, что декоративный элемент – это украшение здания, его деталь. И «лечение» «кариатиды» невозможно без «лечения» всего здания. Нужно помнить, что есть «время разбрасывать камни, и время собирать камни». От нас сегодняшних зависит, отставим ли мы потомкам прекрасные произведения искусства или это будут всего лишь камни.

Please follow and like us:

Просмотров: 94

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Post

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
EMAIL
Facebook
Facebook
YOUTUBE