ДНК города

АРХИТЕКТУРА КАК ИЗЛИШЕСТВО (БЛЮЗЫ ОБ АРХИТЕКТУРЕ)

 

Блюз (англ. blues от blue devils — уныние, хандра) — вид афроамериканской светской музыки.

Впервые термин использовал Джордж Колман в одноактном фарсе «Blue Devils».

С тех пор в литературных произведениях фразу англ. «Blue Devils»

часто используют для описания подавленного настроения.

  • БЛЮЗ ИН РЕФОРМ

Кто знает историю советской архитектуры,  помнит, что был такой период «борьбы с излишествами». Этот период наступил в эпоху «хрущевской оттепели», как реакция на академизм «советского ампира», господствовавший в 1930-1950-е годы.

В общем-то тогда были  провозглашены неплохие идеи отказа от архитектуры «бешенного кондитера» (у нас это ассоциируется прежде всего с послевоенным Крещатиком и другими домами сталинской архитектуры), в стремлении  к западным образцам функциональной архитектуры (Ле-Корбюзье, Мис-ван-дер-Роэ, «Баухаус» и т.д.).

Но,  через призму идеологических понятий о прекрасном, прочном и полезном, наш вариант современного движения в архитектуре, как всегда,  исказился до фарса: в это же время и начало исчезать само понятие «Архитектура». Как результат, панельно-блочное домостроение стало градостроительством, экономия и утилитарность, доведенные до примитивизма, стали архитектурой.

Во многих вузах страны (в частности где я учился – ОИСИ) специальность «архитектура» была надолго выключена из учебных программ.

Несмотря на сегодняшний вектор государства  по реформированию градостроительной и архитектурной деятельности для синхронизации отечественного законодательства, норм и правил с европейскими, дела в нашей с вами сфере все больше напоминают «борьбу с излишествами» в архитектуре 1960-х.

Реформа начата в 2011 г. Основные  тезисы реформы таковы: разрешающие, регулирующие и контролирующие органы в строительстве и архитектуре разделены, весь архитектурно-строительный процесс должен проходить по принципу единого окна, органы госнадзора не вмешиваются в деятельность застройщика, не согласовывают документацию. Разрешительная система в строительстве заменена на декларативную.

Допустим.

Так во многих европейских странах.

Органы архитектуры теперь, согласно Закона «О регулировании градостроительной деятельности», не согласовывают проектные решения. Ни один орган ничего не согласовывает, за исключением градостроительной документации, но это отдельный блюз.

Единственная роль органов архитектуры в процессе создания объекта архитектуры, согласно Закона – выдача исходных данных на проектирование, а точнее – градостроительных условий и ограничений застройки участка.

Само по себе отстранение органов архитектуры от промежуточного этапа формирования объекта архитектуры (проекта) и завершающего (ввод объекта в эксплуатации) – нонсенс.

Теперь оценить проект объекта архитектуры  может только сертифицированная экспертная организация. При этом,  экспертиза сосредоточена на «дотриманні вимог до міцності, надійності та довговічності будинків і споруд, їх експлуатаційної безпеки та інженерного забезпечення, у тому числі до доступності осіб з обмеженими фізичними можливостями та інших маломобільних груп населення, санітарного і епідеміологічного благополуччя населення, охорони праці, екології, пожежної, техногенної, ядерної та радіаційної безпеки, енергозбереження і енергоефективності, кошторисної частини проекту будівництва» (Постановление КМУ от 11 мая 2011 г. N 560).

   А кто же оценивает проект с точки зрения архитектуры? Совершенно верно – никто.

А. Вознесенский. Бумага, акрил. 31смХ41см

Комитет по нетленным ценностям. 2015 г.

Информацию о градостроительных условиях, о проектной организации, об экспертизе и прочие данные об объекте заказчик подает в ГАСК-ГАСИ и, по окончании  строительства, застройщик информирует тот же ГАСК-ГАСИ, что строительство завершено, технико-экономические показатели прекрасны, фасады покрашены изящно и тонко. Кто контролирует соответствие объекта архитектурным решениям проекта в процессе строительства? ГАСК-ГАСИ полностью перекладывает, по Закону, это бремя на «авторский надзор». Ну, и правильно, что перекладывает, так делают в Европе.

Чем отличается авторский надзор у нас и в Европе?

Да, отличается. И ответственность за отличие объекта строящегося от объекта запроектированного очень высока. В Европе. Архитектору это грозит потерей репутации, в конечном итоге, работы, заказов.

Поэтому, с начала нашей градостроительной реформы органы архитектуры очень детально и подробно выписывали условия и ограничения так, чтобы нарушить их проектировщику, заказчику, строителю в процессе проектирования, экспертизы и строительства было невозможно.

 Форма градостроительных условий и ограничений, утвержденная Минрегионом  с самого начала (Приказ № 109 2011 г.), еще содержала робкое упоминание о возможности прописать  «особые архитектурные требования». Но, главное, в форме 2011 г. к текстовой части градусловий полагалось ещё и графическая часть. Графическая часть дополняла то, что не могло быть отражено в тексте.

В нынешней форме градусловий какая-либо графическая часть не предусмотрена (Приказ Минрегионбуд № 135 от 31.05.2017 г.). То есть, лишняя она.

Но, об этом в другом  блюзе.

  • ДАБИ-БЛЮЗ

 Итак, новая форма градостроительных условий и ограничений,   которые сегодня согласно Приказа Минрегионбуд № 135 от 31.05.2017 г. должны выдаваться субъектам  градостроительной деятельности для проектирования объектов архитектуры выглядят так http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/z0714-17/paran13#n13.

По мнению регулятора объекты архитектуры в Украине должны  характеризоваться всего 4-мя (четырьмя) параметрами: высота, процент застройки участка, плотность населения и минимальные расстояния от проектируемого объекта до красных линий и существующих объектов. Кстати, для всех объектов, кроме жилых, таких параметров уже не четыре, а всего три, поскольку плотность населения для общественных, промышленных и прочих нежилых зданий и сооружений не определяется.

А теперь взгляните сюда. Это Парфенон.

 

Его высота 14 м, включая стилобат. В плане 69.5Х30.9 м.

А это капелла Нотр-Дам-дю_О в Роншане. Её высота – 14 м.

Если кто-то не знает, то это «хрущевка» в Рыбинске (Житомире, Каховке, Тирасполе, пр). По высоте и площади застройки она сопоставима с капеллой Ле-Корбюзье и Парфеноном.

А теперь вопрос: какие объекты архитектуры могут появиться в наших городах, когда законодатель принял такое «прорывное» решение в борьбе с излишествами?

Итак, если по новой форме заполнить градусловия: высота до 14 м, процент застройки – возьмем 50%, расстояние до красных линий – 6 м, а до соседних зданий не менее 20 м, – то можно запроектировать и  построить и греческий храм, и капеллу, и «хрущевку».

В нынешних условиях органы архитектуры отстранены от контроля за процессом создания объекта архитектуры. Поэтому возникает  вопрос: зачем законы, принятые в конечном итоге совершенствовать облик наших городов содержат в своей терминологии слово «архитектура», когда архитектурой тут и не пахнет? Почему органы ГАСК-ГАСИ (Государственный архитектурно-строительный контроль\инспекция) содержат в имени своем слово «архитектурная». Нам не известно ни одного сотрудника ГАСИ ранга мало-мальски среднего и выше, имеющего специальность архитектора.

Вот, для примера, градостроительные  условия и ограничения, выданные по новой форме в одном из городов Украины 691_kievcut.pdf . Попробуйте угадать в каком. Не угадаете, потому, что они пригодны для любого города, как капелла в Роншане.

Обращает внимание то, что в конкретных формулировках условий и ограничений (макс. допустимый % настройки, высота, плотность и пр.) прописаны весьма неконкретные, расплывчатые ссылки на общепринятые нормы (ДБНы, уходящие в прошлое, напр. 360-92**) и банальные  рекомендации (Земельный Кодекс, «красные линии» и т.п.), придерживаться которых сертифицированная проектная организация обязана и без этого.

А если вопрос проектирования касается объектов в исторической части города или в градостроительно ответственном месте – на общегородской площади, магистрали и т.п., то действующая форма градостроительных условий  и ограничений становится похожа на формуляр для закупки стройматериалов.

Учитывая, что сегодня по законодательству на общественное обсуждение выносится только градостроительная документация, на градостроительный совет в обязательном порядке – тоже только градостроительная документация, а проекты отдельных объектов архитектуры только по желанию заказчика, то можно представить, что нас ждет. В органы архитектуры предоставляют для получения градостроительных условий градостроительный расчет «капеллы», а на деле могут строить «хрущевку». При этом, никто не докажет подлог, ведь, формально, по закону все соблюдено.

CODA

В ближайшее время появятся изменения в нормативные документы по планированию и застройке территорий, возможно Минрегион придаст новый импульс созданию Градостроительного кодекса. Проект нового ДБН по составу и содержанию плана зонирования территории предполагает ряд нововведений в регламенты застройки, а, следовательно, возможную конкретизацию параметров градостроительных условий и ограничений застройки участка.

Хочется, чтобы изменения в архитектурно-градостроительной отрасли были не только на руку застройщику, но шли на пользу и городу, и  городской громаде. Понимаем, что основной драйвер роста экономики в стране – пока что строительный сектор. Но, в погоне за ростом ВВП и поиском «европейских партнеров» можно разрушить то, что создано предыдущими поколениями, утратить самоидентичность облика наших городов.

 

Please follow and like us:

Просмотров: 785

4 thoughts on “АРХИТЕКТУРА КАК ИЗЛИШЕСТВО (БЛЮЗЫ ОБ АРХИТЕКТУРЕ)

  1. Спасибо за статью. Пока город будут рассматривать не как культурную среду, с особенной экологией, а лишь как объект наживы – безобразия в сфере архитектуры будут бесконечно продолжаться…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Post

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
EMAIL
Facebook
Facebook
YOUTUBE